Ремонт и стройка!

Говорим, показываем, делаем!

Как в Киеве построили «Первый дом врача»

Как в Киеве построили «Первый дом врача»
Практически, все жители Киева знают этот дом на улице Большая Житомирская, 17. Сейчас  — это престижный дом, хотя и находящийся на весьма шумной и загруженной магистрали, в котором почитай не осталось коренных киевлян. И почитай никто не помнит, отчего он носит такое непривычное наименование «Первый дом врача». 

Мы воспользовались воспоминаниями Вадима Алешина, внука великого украинского архитектора Павла Алешина, какой помнит этот дом с довоенных времен.

«Мне было в особенности непросто приступить писать эту статью. Это — тот случай, когда мемуары мешают анализу. Ведь собственно с этим домом, с одной из его квартир у меня связано столько личного! Я вовек не жил в этом доме, однако бывал там достаточно нередко, чуть ли не еженедельно. Я помню этот двор, когда там еще не стояли десятки иномарок, когда там можно было заниматься замечательными детскими забавами. Я помню кожаное кресло (оно называлось «вазелин» — когда ты садился в него, то оно будто бы принимало тебя, опускаясь на 20-30 сантиметров), в котором я рассматривал огромные книги с картинками и подписями на непонятном языке. Я помню аромат пылающих дров в камине. Я помню удивительный звонок на двери с надписью «Прошу повернуть» со слегка дребезжащим неэлектрическим звуком. Помню комнатку без окон, она называлась «архив», где было столько интересного – там, на стеллажах, лежали вожделенные готовальни (их трогать невозможно!), хирургический отблеск которых этак привлекал меня, мальчика лет 10-ти. Это было мое младенчество… 

Казалось бы — редкий случай в истории советской архитектуры — дом создается не столько по заказу государства, сколько строится для себя и себе подобных. Дом для людей…. 

Пожалуй, ни об одном сооружении Павла Алешина не писали этак много, как о доме врача. О нем кушать даже статья в Британской энциклопедии. 

Смотрите, опять неблагоприятная градостроительная ситуация — пересечение улиц под острым углом, зажатая существующими строениями площадка. И опять точное, ювелирное решение — угол оформляется озелененным курдонером (курдонер — узкий главным корпусом и боковыми флигелями парадный двор перед зданием — прим.ред.)

 Но дело не лишь, и даже не столько в запоминающемся внешнем облике дома. Функционально — это настоящая «машина для жизни», по меткому выражению Ле Корбюзье. В доме были предусмотрены такие помещения будто клуб, библиотека, прачечная, крытая галерка для прогулок и, даже, такая экзотика, будто солярий на плоской кровле (уместно, первой в городе). 

Но максимальный интерес представляют сами квартиры, где все сделано для комфортной жизни. Зайдем в одну из них, а собственно в ту, в которой более 30 лет прожил П.Ф.Алешин. 

Первое, что бросается в очи — это четко выполненное разделение рабочей и жилой зоны квартиры. С парадной лестницы (вот где висел этот удивительный звонок!) вы попадаете в просторный холл и дальше – вас, либо принимают в расположенном в ризалите просторном и освещенном со всех сторон кабинете, либо (если вы тут не первоначальный раз и пришли посмотреть редкое издание о Лувре) вы проходите в библиотеку, где по всему периметру, от пола до потолка, стоят встроенные в стену (!) книжные стеллажи.

К слову, алешинская библиотека в свое пора считалась одной из лучших в Украине по изобразительному искусству и архитектуре. Из своих многочисленных вояжей за рубеж он привозил огромное число литературы. Да и в советское пора ни одно мало-мальски интересное издание не ускользало от внимания мастера. 

Столовая. В центре огромный обеденный стол, сделанный по проекту мэтра, какой при необходимости может возрасти почти в два раза. Если гостей собралось больше, чем помещение может поместить, предусмотрена раздвижная перегородка, и две комнаты превращаются в течение одной минуты в одну.

Тут же рядышком находится камин, сделанный по эскизам архитектора. Для хозяйки этот дом — попросту клад. Холодный шкаф, какой в те годы заменял холодильник, масса подсобных помещений (в том числе и гардеробная). Дудки ничего лишнего, использован любой квадратный сантиметр площади. 

В целом, с точки зрения эргономики, дом досконален. Рассказывают, что когда Алешин после окончания строительства проектировал интерьеры квартиры, он, выбрав пункт для, скажем, кровати, мысленно ложился на нее, протягивал руку и говорил рабочим, указывая на точку на стене: «Здесь будем мастерить выключатель». Даже дверные ручки в квартирах удобно лежат в ладони. А на верхней ступеньке стремянки в библиотеке предусмотрено пункт для сидения… 

Может, собственно, здесь Алешин в максимальной мере воплотил этот принцип русского архитектора Красовского: «преобразование полезного в изящное». В здании прекрасно уживаются аскетичность внешних форм и классическое совершенство интерьеров, функциональность деталей и их безукоризненное с художественной точки зрения выполнение. Об этом доме приятно повествовать. Но еще приятнее жить».

 

Прим. ред. – Я неплохо знаю этот дом. Еще пару десятилетий назад в «первом доме врачей» жили известные киевские врачи, одни из лучших украинских хирургов, еще советской школы. Сейчас дом наводнен «новыми украинцами», специалистами по торговле рыбой и коврами, «сигаретные принцы» и «ореховые герцоги». А люд, которые составляли гордость Киева и Украины, лучшие специалисты своего дела, — остались лишь в воспоминаниях. 

Александр Москаленко, основной редактор Первой национальной энциклопедии строительства ProfiDom.com.ua

Статьи о строительстве, ремонте, строительном рынке

Ремонт и стройка! © 2020 Frontier Theme